Зарисовка из моего детства, или, чем жизнь хуже кино?!

Лучше, для начала спросите, чем же она лучше - отвечу: всё-таки, длинней, да и повороты сюжета, порою, похлеще ... А чем же хуже?!


- спохватившись, воскликните недоуменно. Отвечу, и сам, задумавшись, на мгновение: тем, что ничего не перемонтируешь, не вырежешь неудачный кадр, не перемотаешь плёнку - всё есть, как есть, снято без дублёров и продуманного сценария. Всё есть, как есть и ничего не изменить! А жаль - я бы многое изменил, перемонтировал, многие откровенно слабые и нудные кадры полетели бы в мусорную корзину, некоторые, относительно удачные - переставил местами, по возможности, и, тогда, вместо затянувшейся и унылой, в общем-то бессмысленной картины, получилась бы очень-очень короткая - зато, полная искромётного глубокомысленного юмора и мудрой, но светлой печали, в стиле грузинских короткометражек 70-х! Совсем мало осталось бы, в этом фильме, кадров из взрослой жизни, далеко не все - из юности, и получился бы он больше о детстве, чем о жизни, вообще, потому, что, лишь, в этом возрасте счастье может быть таким незамутнённым, словно, нежно-прозрачным коконом укутывающим нас собою полностью, с головой, а чем старше мы становимся, тем эпизодичней и фрагментированней оно - сначала, в его сплошное полотно вклиниваются острые и ржавые зубы реальности, мы вздрагиваем от неожиданности, ёжимся, и всё ещё думаем, что это досадная случайность, эпизод, но, крепкая, казалось бы, ткань, тем временем, всё рвётся и рвётся, прямо на наших глазах - сначала в лоскуты, а потом, вихрь событий и их размочаливает в нити, разнося по огромной жизни, как по степи, и, лишь случайно зацепившись за что-то, такой кусочек счастья трепещет на ветру призывным флажком, а мы устремляемся к нему со всех ног, торопясь побыстрее собрать обрывки, обратно, в единое целое, но тщетно - в руках у нас, к концу дней, остаются лишь жалкие, ненужные никому, замусоленные от частого перебирания ошмётки, и, только там, в далёком детстве, как в ослепительной вышине, по-прежнему, победоносно переливаясь ласковым шёлком, гордым знаменем сияет недостижимое, уже, беспечно упущенное, когда-то, счастье. А, может, и это, лишь иллюзия - ложное воспоминание о временах, когда трава была зеленее?! Но, нет: счастье, ведь, оно в восприятии реальности, а не сама реальность, а лет в пять, да ещё и в летний день сидишь в траве, ласковое солнце греет макушку, а ты рассматриваешь вселенную вокруг и она больше сегодняшней и подробней в десятки раз, хотя и ограничивалась старым бабушкиным садом и домом, большей частью ... Вот, пролетела бабочка, заприметила цветок, в замысловатом порхании приблизилась к нему, приготовившись позавтракать сладким нектаром, уже было присела деликатно, на краешек, собираясь нырнуть хоботком вовнутрь, а там, оказывается - пчела, вечная труженица, вся в охряной пыльце... Обе отпрянули в испуге, пчела спешно покидает распахнутые затейливо глубины Львиного Зева, её жужжание из деловитого становится недовольно-угрожающим, я, на всякий случай отодвигаюсь подальше, но ей не до меня - нужно искать новый цветок, а бабочка, покружив минуту в ей одном ведомом алгоритме причудливого танца, всё-таки, садится на цветок снова, но тут же покидает его - после пчелы поживиться нечем, и вскоре трепещущий белый невыносимо-изящный силуэт капустницы уже неожиданно высоко в ярко-синем полуденном южном небе ... кажется, что это ветер несёт её, но я уже забыл о ней и наблюдаю за муравьиной тропой - хорошо быть маленьким : мир, скрытый от взрослых высотой их роста, охотно раскрывает свои нехитрые тайны детям, щедрой пригоршнею отсыпая их, вместе с разгадками, в распахнутые сердца и глаза. Исполинская яблоня у крыльца, устремившаяся в небо тремя своими стволами, и каждый, одновременно - мачта и корабельная пушка, поминутно роняет тяжёлые ядра своих румяных плодов. С глухим стуком они падают в цветы, а некоторые, тем что не повезло, расшибая непременно полосатый алый бочок, звонко шлёпают о порыжевший от дождей и времени, весь в трещинах, бетонный тротуар. Никто не знает названия сорта этих яблок, но вкус их чудесен и незабываем, до сих пор. С утра можно собрать большое ведро, а вечером - ещё одно, и это, наверное, первая, в моей жизни, обязанность - впрочем, собирать их весело и увлекательно, хотя, иногда, их так много, что может и наскучить, да ещё нужно быть внимательным, чтобы не сломать какой-нибудь цветок, растущий под деревом, или не вступить ногою в раскисший чернозём, после полива или дождя, да и остальной мир, оставленный мною на время без внимания, ждёт меня и манит, ещё нераскрытыми тайнами. Собранные мною яблоки бабушка будет долго и сосредоточенно нарезать мелкими ломтиками, а потом сушить под безжалостным июльским солнцем на старых простынях для зимних компотов - тёмных и густых, будто постное масло. С кружечкой-другой такого хорошо съесть горячий пирожок, только что вынутый из духовки, едва зайдя в дом с мороза, ещё и не раздевшись толком после прогулки по тихой улочке, составленной из неказистых маленьких домиков, украшенных лишь пышными снеговыми папахами, с торчащими сквозь них почерневшими кирпичными трубами, из которых в зимнее белесое небо поднимается быстрый сероватый дымок, разбавляя собой арбузный запах морозного воздуха. С востока уже потихоньку крадётся по небосводу лёгкая синь, а на западе малиновым огнём безудержно пылает заря, нежно-розовым и оранжевым подсвечивая собой лёгкое оперение облаков. Если немного повертеть головой, так, чтобы сползающая на глаза ушанка, с завязочками под подбородком, не мешала смотреть вверх, то в небе можно отыскать едва заметный, тонкий, будто старый источенный нож, но очень блестящий месяц и, даже, пару звёзд, если шапка не будет так настойчиво лезть в глаза, пушистым своим мехом щекоча веки. А можно и не искать звёзд, а прислушаться получше, к раздающемуся внезапно всегда, и едва сюда долетающему металлическому голосу железнодорожного диспетчера, пытаясь разобрать смысл сказанного - это никогда не удаётся, но он неизменно, пусть и на пару минут, всего лишь, смутной и сладкой тоской царапает сердце, рождая неясные мечты о тех мирах, что приветливо распахивают мне свои объятия, всякий раз, как я закрываю глаза и проваливаюсь в сон, напоследок обняв за шею кота, тайком от бабушки прокравшегося ко мне в кровать, и рискующего выдать себя теперь своим громким мурлыканьем, всё усиливающимся от захлестнувшей его неги и счастья. Кот только что вернулся, замёрзнув, наверное, в сарае, где обычно проходит его ежедневный кошачий промысел. В двери сарая для него прорублен лаз, а на кухне всегда приоткрыта форточка, через которую он, завершив своё сафари, на сегодня, бесшумною тенью проникает в дом, как только погаснет в нём свет. Место ему определено бабушкой у кафельной печки, а в следующие две комнатки вход заказан, но я развратил его постепенно, поначалу насильно, практически, затаскивая к себе в кровать, потому, что нет ничего лучше, чем засыпать под мерное мурчание, прижимая к себе, пахнущий пылью и зимнею ночью, ласковый хвостатый клубок. Кот очень умён, опровергая, всем своим существом, кличку Лопух, впрочем, с именем этим он попал к нам уже взрослым, почти годовалым - его отдала бабушке соседка, у которой он рос и я помню тот вечер, будто был он вчера. Спокойно усевшись рядом со мною, у известной уже вам печки, скромно и внимательно, но с большим достоинством, он выслушал панегирик в свой адрес от прежней хозяйки, лишь четверть часа назад принесшей его за обширной пазухой своего пальто, являвшегося, как и многие другие одежды окрестных жительниц, произведением моей бабушки, спокойно, без всякой боязни принял мои осторожные поглаживания и всем своим видом, как будто показывал : "понимаю, что дом мой теперь здесь и я совсем не против !" Сразу же, он взял себе в обычай приносить на крыльцо, чаще под вечер, одну из пойманных им мышей, но, иногда, еще и с утра, причём, утреннее жертвоприношение происходило, пока все ещё спят, а вечернюю мзду он норовил класть бабушке прямо под ноги, несмотря на все протесты её и даже, запущенный бывало, для острастки, в его сторону веник, ритуал сей был неизменен, а мышь, с помощью совка выброшенная в малинник, оставалась так никем и не тронутой, кроме вездесущих муравьёв - видимо, Лопух, справедливо полагал отданный трофей платой за кров, и есть его, после свершения данного церемониала, считал для себя не вправе. Всем видом своим, каждый раз, он выражал недоумение и даже обиду, а заслышав в свой адрес дежурные бабушкины порицания, задирал трубою, от ответного возмущения, хвост и неспешно ретировался в сад по узкой тропинке, чувствуя, при этом, наверное, что правда, всё-таки, на его стороне, да и бабушка уже улыбается ему вслед, правда, одним лишь взглядом, стараясь хранить суровость в лице, изо всех своих сил, поэтому, назавтра всё повторяется - точь-в-точь! Кровать моя стояла в маленькой комнатке, больше похожей на школьный пенал, чем на комнату, у полой кирпичной стены, называемой "груба" - когда топится печь, горячий дым нагревает её, и уснуть бывает нелегко, оттого, что, поначалу, слишком жарко, но, потом стена остывает постепенно, потому, что на ночь печь выключается, ввиду опасности угореть. (выглядит наша печь, как дровяная плита, но внутри стоит газовая форсунка с гудением взлетающего лайнера неутомимо греющая целый день своим таинственным тысячеязыким пламенем, которое можно увидеть приоткрыв дверку, на чугунной же верхней плоскости бабушка частенько греет свои пудовые портновские утюги) Потихоньку, сон забирает меня, но, пока не спится, так здорово мечтать, вглядываясь в темноту. И в ней, на самом деле, можно увидеть не меньше, чем самым ярким и цветастым днём : чёрные, будто вычерченные гуашью, перекрестья теней двойных оконных рам режут сероватый, но, при этом прожекторно-яркий, лунный свет, кошкою разлёгшийся по стене, беленой мелом, на десяток, если не больше, разновеликих квадратов, виноградные лозы, толщиною в руку, растущие у окна, толстыми змеями вплетаются в строгую геометрию тени окна - часами можно рассматривать это сочетание по-японски чёткой графики, перечеркивающих собою зыбкие иероглифы виноградной лозы! Но, надо спать, спать, спа..ть!..
Берия_АдминЪ

Про Российское гражданство.


Уже давно складывается глубоко устойчивое ощущение, что в сфере выдачи гражданства существует капитально проросшая во власть мафия, по сравнению с которой итальянские мафиози- детки в детсаде. С помощью бюрократической машины людям, пришедшим за Российским гражданством, практически открытым текстом говорят "ДАЙ ДЕНЕГ, ИЛИ БУДЕШЬ ОБИВАТЬ ПОРОГИ ДО ГРОБОВОЙ ДОСКИ!"- отказы под любым, самым идиотским предлогом, сотни тонн справок, 70% которых , если включить здравый смысл, именно для получения гражданства, и близко не нужны (такое ощущение, что собираются не выдать гражданство, а проводят конкурс в космонавты-академики-лингвисты-историки,— тех знаний по истории, которые требуют на экзамене, у большинства современной РОССИЙСКОЙ молодежи, взрощенной на ЕГЭ нет!).
Collapse )

Сумачечее предложение

Дорогие товарищи! Делаю немыслимое предложение. В общем я маленько (именно маленько) знаю хиромантию. Это получилось совершенно случайно и довольно давно. Если кто хочет что-то узнать, то присылайте фотографии ладошек (желательно обоих, но обязательно правой, чтобы кисть руки (с внутренней стороны) была снята приблизительно до места где часы) и рёбер ладошек. Сейчас мне скажут, что я левых взглядов и такую пургу понёс. Объясняю. Во первых самый мною уважаемый революционер и явно левый - Николай Александрович Морозов занимался по слухам даже астрологией (по крайней мере сами астрологи это уверенно говорят).
Collapse )

Был и на нашей улице праздник!

Празднование 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви (1948). При товарище Сталине!))

Очень редкий документальный фильм, снятый в июле 1948 года в Москве, во время торжеств, посвященных 500-летию автокефалии Русской Церкви. По приглашению Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (человек, который пережил всю блокаду Ленинграда, от начала до конца) на празднование съехались церковные делегации со всех концов СССР и из-за рубежа.



Collapse )
inner fight club

Снятие блокады и гусская интеллигенция

совсем ебанулись

Каждый год в этот день мы вспоминаем людей, уплативших своими жизнями за то, чтобы ад блокады Ленинграда не дал пришедшим на русскую землю захватчикам получить желаемое. Но это мы.

Самозваная же гусская интеллигенция, все эти с понтом благородные доны ежегодно в сей же день разевают свои рты, чтобы напомнить о "зверствах советских солдат" и тому подобной геббельсовской хуите. Казалось бы - настала круглая дата, прикрути ты свой злоебучий краник, просто помолчи. Завтра будешь пиздеть привычное "Сталин хуже Гитлера", но сегодня, на денёчек - завали ебало.

Но нет.

Collapse )

  • Current Music
    Сплин - Всадник

Харьков - «город-не-герой»

Харьков, до гитлеровской оккупации город-миллионник. Самый разрушенный город Украинской ССР, сравнимый разве что со Сталинградом. Единственный из больших городов, так и не ставший городом-героем. Обидно, но объяснимо - под Харьковом РККА понесла страшные потери, город освободили лишь с третьей попытки, уже после перелома в войне. И если осенью 41-го немцы вошли в город почти цивилизованно, а основные зверства и геноцид местного населения возложили на привезенных с собой в обозе украинских полицаев, то после первой попытки освобождения...
http://pobeda.elar.ru/images/rumyancev/1-14.jpg
Переживший оккупцию отец (в 43-м ему было 10лет) вспоминал:

"Мы тогда жили не в 90-м доме на проспекте Сталина (Московский), а сразу за велозаводским мостом, на Красном Луче. И с высокого балкона 1-го этажа хорошо было видно, как по проспекту идут эсэсовцы и забрасывают гранаты на чердаки и в подвалы домов. Всех подряд...
Collapse )

ЗАРАЖЕННАЯ ЗОНА



Так говорил Лукашенко,

и прежде всего, очень прошу уважаемых друзей из Белоруссии, у которых при упоминании Бацьки включаются рефлексы, на сей раз сделать милость, и воздержаться,

и во-вторых, очень, очень прошу уважаемых друзей из Российской Федерации, при первом намеке на Бацьку встающих в стойку, в данном случае, не спешить,

а хороших моих и славных гостей с Украины просто прошу обратить внимание на финал данной заметки, который важен именно для них, а почему, будет понятно...
Collapse )

АТО, Росія, Донбас.

Стихотворение безымянного участника, так называемой АТО (судя по всему, уроженца Западной Украины) - очень показательное, с точки зрения понимания того, что же чувствуют и думают рядовые исполнители преступной воли Порошенко и его клики! Найдено в Сети.


Холєра нас розбирає
і шляк трафляє нас,
В печінці сидить війна ця,
АТО, Росія, Донбас…
Вона і ззаду і спереду,
від неї нам не втекти,
Вчора казали лікар:
« …немає ще десяти»
Сонце випалює розум,
дощі поливають нас,
Тільки могила надійно ховає
бійця і боєзапас.
Радіо сповіщає
«бандитам від нас не втекти»
Вбив би я того диктора,
Господи милий - прости.
Священик читає молитву,
на шлях навертає нас,
Ховаєм від друга подалі;
ножі, патрони, фугас.Отче великий, помилуй!
Не став ти на нас крести,
Буде із нас вчорашніх,
нещасних тих десяти.
Вереск принизливий чуємо:
«Швидше, копайте бліндаж,
сьогодні ви браві солдати
– завтра 200-й вантаж.
Країну свою визволяйте,
треба нам далі йти!»
Пане полковнику, може не треба,«Копайте швидше ублюдки,
бо сам закопаю вас,
Думав ти воїн світла?
Бидло тупе, свинопас!
Маєте шанс піднятись,
по службі легко рости,
Десять посад звільнилося,
десять із десяти»
Сам командир висихає,голос командний пригас,
Насправді він нас шкодує,
як може спасає він нас.
Як вип ’є то може обняти,
чи сином наректи,
Добре видко йому дошкуляють,
душі тих десяти.
Може вже скоро минеться,
той біснуватий час,
Не будуть нас в бій посилати
Невада чи там Техас.Може бандити вже заробили ,
може вже вспіли втекти,
Вкравши великі гроші,
з копійками тих десяти?
Не будуть за нами справляти
єктенью, тропар, парастас,
Ксьондз відпусти гріхи нам,
пробач – нещасний Донбас.
Як ні, то згинем обоє,
ляжем кістьми, я і ти.
Я тебе прошу, благаю
і мами, тих десяти

Я сплю, успех растёт! :))))))))))))))

Ваша запись “Зарисовка из моего детства, или, чем жизнь хуже кино?!” на 512 месте в российском рейтинге записей
Ваша запись “Зарисовка из моего детства, или, чем жизнь хуже кино?!” на 770 месте в общем рейтинге записей